© 2017 by Maria Ovchinnikova

  • Grey Facebook Icon
  • Grey YouTube Icon
  • Grey Instagram Icon
Мозаики сванского цикла. 1979

Этот цикл возник через два-три года после мозаик в Реутово. Он был посвящен впечатлению от Сванетии. В частности, там был тот сад и дом, в котором родилась Вика Навериани[4]. Это из реальности. Первый заказ из моей фантазии вырос, а эти рисунки, которые были положены в основу сванского цикла, возникли из впечатления от реальности. Мы видим дом, который владеет первым пространством, садом. Там есть фигурка, петух, деревья – сад. Дальше мы видим в мозаике каменную границу – сложенную из камня ограду и все, что остается за оградой: свиньи, какие-то фигуры, идущие с граблями (я сейчас уже плохо помню). Идея, что мозаикой можно показать несколько сред, одна из которых пытается попасть в резонанс с реальностью. В частности, каменная стена, изображенная камнем, именно в силу своего изображения камнем, попадет в некоторую реальность, которая наиболее близко протекает мимо глаз нашего сознания. И тогда получается интересная вещь. Дом, ограда делаются совсем реальными в смысле использования логики материала. Но этот же камень, когда он изображает траву, маленькие детали, животных и листья, – является ассоциативным. Граница между более реальной ассоциацией и более отвлеченной рождает какую-то самостоятельную энергетику камня как изобразительного материала. Материал работает по программе: мы ему доверили образ, и он перенес на свои каменные острые хищные плечи ответственность за образ. Мне показалось это очень интересным. Дальше появилось следующее. Каждый камень начинал тянуться из своей природы в сторону изобразительности, поэтому вытягиваются травы, веточки. Они вытягиваются, чтобы помочь образу, но не становятся ни листьями, ни веточками. Они только тянутся, они только делают какое-то сочувственное действие, не превращаясь, не мимикрируя сразу в конкретную изобразительную деталь.

До этого были очень важные для меня опыты. Я взял драгоценные камни XVIII века, которые мне понравились. И решил из желтой смальты сделать яблоко. Я её тщательно наколол и сложил дольками сыра в круг, который должен представлять яблоко. И удивился, как я уничтожил этот драгоценный камень. Как только он стал частью какого-то изображаемого предмета в буквальном смысле этого слова, то есть камень не свободно на себя взял образ, не по своему согласию, а был туда втеснён, – чувство мозаики сразу пропало. Она стала довольно дешевой инкрустацией, и чуда мозаики не произошло.

Лемсия, Сванетия, холст, масло, 1978