© 2017 by Maria Ovchinnikova

  • Grey Facebook Icon
  • Grey YouTube Icon
  • Grey Instagram Icon

Ремарка к нижеизложенному

 

 

О.Э. МАНДЕЛЬШТАМ


‹ИЗ ФР. ПЕТРАРКИ›

 

 

Valle che de’ lamenti miei se’ piena...

 

Речка, распухшая от слез соленых,
Лесные птахи рассказать могли бы,
Чуткие звери и немые рыбы,
В двух берегах зажатые зеленых;

 

Дол, полный клятв и шопотов каленых,
Тропинок промуравленных изгибы,
Силой любви затверженные глыбы
И трещины земли на трудных склонах — 

 

Незыблемое зыблется на месте,
И зыблюсь я. Как бы внутри гранита,
Зернится скорбь в гнезде былых веселий,

 

Где я ищу следов красы и чести,
Исчезнувшей, как сокол после мыта,
Оставив тело в земляной постели.

 

 

 

   Главное интересное сходство у Али Лукашевкер и Джорджо Моранди — это чувство времени, в нем есть внутреннее стояние, и время протекает сквозь это стояние. Дневники Али, которые пишутся изо дня в день, укреплены камнями вечных образов, сквозь которые течет время изо дня в день. Этими камнями могут быть цитаты из Мандельштама, или Пастернака, или владыки Антония (Блума), или какая-либо классика, или картинки из эпохи Возрождения и ее любимых художников.

    Кроме того присутствует постоянное и очень сложное внимание взгляда из окна, когда, казалось бы, человек рисует одно и то же. Вот это «одно то же» — удивительно родственно Моранди, потому что привычные существа, объятые его вниманием, делаются уже не объектами, а являются сонмом вокруг его мысли. Обретение этого сонма, который противостоит фрагменту, и невероятно глубокая тишина являются тем, что так удивляет зрителей в этих художниках.

 

 

 

 

 

 

 

Поделиться
Please reload

Избранные посты

I'm busy working on my blog posts. Watch this space!

Please reload

Недавние посты
Please reload

Архив